Имя существительное в белорусском языке

Имя существительное (белор. назоўнік) — часть речи в белорусском языке, для которой характерно обобщённое значение предметности. Имя существительное в белорусском языке обладает категориями рода, числа и падежа. По лексическому значению существительные разделяются на имена собственные (белор. уласнае імя) и нарицательные (белор. агульнае імя); конкретные (белор. канкрэтныя назоўнікі) и абстрактные (белор. абстрактныя назоўнікі) существительные; личные (белор. асабовыя назоўнікі) и неличные (белор. безасабовыя назоўнікі); выделяют также сборные (белор. зборныя назоўнікі) и материально-вещественные (белор. рэчаўныя назоўнікі или белор. рэчаўна-зборныя назоўнікі). Имеется грамматическая категория одушевлённости.

Число

В современного белорусском языке выделяют единственное (белор. адзіночны лік) и множественное число (белор. множны лік). Большинство существительных может принимать как формы единственного, так и множественного числа.

Существительное в форме единственного числа обычно показывает, что предмет представлен в количестве одного. Тем не менее, эта же форма может использоваться с обобщающим, сборным значением:

  • У возеры водзіцца карась i шчупак.

В редких случаях единственное число может употребляться для передачи значения дистрибутивной (раздельной) множественности:

  • Дзеці слухаюць, адкрыўшы рот.

Существительное в форме множественного числа показывает, что предмет представлен в количестве, большем, чем один. В этом значении выделяются:

  • раздельная множественность (сталы, дрэвы, лісты, камяні) — в этом случае слова употребляются с количественными числительными;
  • совокупность как неделимая множественность (маразы, вятры) — в этом случае употребление с количественными числительными невозможно.

Форма множественного числа в именительном падеже обычно имеет окончание / (вішні, лавы), иногда (в этом случае выпадает суффикс -ін, передающий значение единственности: сялянін — сяляне). Некоторые существительные при образовании множественного числа изменяют ударение: жо́луд — жалуды́, ко́лас — каласы́. Ряд имён существительных при образовании формы множественного числа требует морфонологические замены в основе слова: неба — нябёсы, цяля — цяляты, дзяўчына — дзяўчаты, імя — імёны. У единичных существительных формы единственного и множественного числа образованы от различных основ (чалавек — людзі). Существительные, у которых формы единственного и множественного числа совпадают, значение числа выражают синтаксически.

Ряд существительных не имеет формы множественного числа. К таковым относятся:

  • слова, обозначающие вещества (азот, віно, волава, клей);
  • сборные существительные (апаратура, бярэзнік, радня);
  • абстрактные существительные со значением действия, качества, свойства или состояния (бляск, непрыемнасць, суседства, радасць);
  • существительные, обозначающие общественно-политические явления, мероприятия (марксізм, аўтаматызацыя);
  • стороны света (поўдзень, поўнач, захад, усход);
  • многие имена собственные (Вольга, Мінск, Урал, Юпітэр).

К разряду pluralia tantum в белорусском языке относятся следующие категории слов:

  • существительные, обозначающие предметы, состоящие из двух и более похожих частей (акуляры, куранты, вусны, нажніцы);
  • существительные со значением совокупности чего-либо или кого-либо (аліменты, джунглі, мемуары, бацькі, нізы);
  • биологические и сельскохозяйственные термины (вязавыя, губацветныя, жвачныя, азімыя, яравыя);
  • материально-вещественные существительные, обозначающие однородную массу, виды пищи, остатки чего-либо, материалы (бялілы, дрожджы, зразы, тэфтэлі, апілкі, ачысткі, абоі, лесаматэрыялы);
  • абстрактные существительные со значением процессов, действий, обрядов, отрезков времени, пространства и игр (выбары, роды, дажынкі, імяніны, канікулы, суткі, гоні, жмуркі, шахматы);
  • некоторые географические и астрономические иена собственные (Баранавічы, Карпаты, Плеяды).

В языке-предке всех восточнославянских языков, к которым относится в том числе и белорусский язык, выделялось три грамматических числа: единственное, двойственное и множественное. В старинных белорусских текстах наблюдается использование двойственного числа, однако с XIII века оно постепенно вытесняется множественным числом. В современном белорусском языке сохранились некоторые формы двойственного числа: вушы, вочы вытеснили старобелорусские формы ушеса, очеса; в словосочетаниях дзве нагі, дзве рукі́, два вядры существительные стоят в форме, отличной от формы множественного числа (ногі, ру́кі, вёдры); в творительном падеже встречаются формы вачыма, плячыма вместо вачамі, плячамі. В конце XX века сообщалось, что двойственное число сохранилось в устной речи некоторых регионов Беларуси — в частности, в Слуцком и Слонимском районах.

Род

В белорусском языке каждое существительные в единственном числе относится к одному из трёх родов: мужскому (белор. мужчынскі род), женскому (белор. жаночы род) или среднему (белор. ніякі род) роду. Каждый из родов характеризуется соответствующими грамматическими связями с прилагательными, местоимениями, причастиями, глаголами в прошедшем времени, глаголами в условном наклонении. Существительные, не употребляемые в единственном числе, рода не имеют; некоторые лингвисты относят их к особому парному роду.

Категория рода в белорусском языке развилась из категории рода в праславянском языке. Относительно древнерусского языка существенных изменений эта категория не потерпела, количество слов, изменивших свой род, невелико. Полного соответствия родов слов в русском и белорусском языках не наблюдается: белорусские слова шынэль, цень, сабака, мазоль принадлежат к мужскому роду, гусь, лебедзь — к женскому.

Мужской род

По морфологическим признакам к существительным мужского рода относятся следующие слова:

  • с основой на твёрдый согласный или г, к, х, имеющие нулевое окончание в именительном падеже;
  • большинство существительных с основой на ж, дж, ш, ч, р, ц, имеющие нулевое окончание в именительном падеже;
  • существительные с основой на мягкий согласный или й, имеющие нулевое окончание в именительном падеже и окончание или в родительном падеже.

По значению также к мужскому роду относятся следующие существительные:

  • слова, обозначающие лиц мужского пола, а также мужские имена;
  • существительые с эмоционально-оценочными суффиксами -к-, -як-, -іск-, -ішч- (салавейка, вятрыска, дамішча);
  • слова сабака и цюцька;
  • заимствованные несклоняемые существительные, обозначающие особ мужского пола, совокупность людей или живых существ (аташэ, буржуа, фламінга);
  • заимствованные несклоняемые названия ветров, языков;
  • несклоняемые названия городов;
  • некоторые несклоняемые существительные (пенальці, экю).

Женский род

К существительным женского рода по морфологическим признакам относятся:

  • существительные, имеющие окончание / в именительном падеже;
  • существительные с основой на мягкий согласный или ж, ч, ш, р, б, ф, ў, имеющие нулевое окончание в именительном падеже и окончание / в родительном падеже.

По значению также к женскому роду относятся следующие существительные:

  • слово маці и слова, обозначающие лиц женского пола, а также женские имена;
  • неизменяемые названия стран, гор, рек, пустынь;
  • некоторые несклоняемые существительные (кальрабі, беры-беры).

Средний род

К существительным среднего рода по морфолгическим признакам относятся:

  • существительные, имеющие окончание , / , ;
  • слова, заканчивающиеся на -мя;
  • существительные, заканчивающиеся на , , обозначающие молодых существ (ваўчаня, гусянё, хлапчанчя);
  • имена существительные с суффиксами -енн-, -анн-, -ств-, -iшч-, -ышч- (сялянства, насенне, вогнішча).

Также к среднему роду относятся:

  • большинство неизменяемых неодушевлённых существительных;
  • неиземняемые названия озёр;
  • слова, перешедшие из других частей речи, не имеющих родовых форм (вяликае «дзякуй», гучнае «ура»).

Особые случаи

Некоторые существительные, обозначающие преимущественно людей по виду их деятельности, занимаемой должности, а также служащие негативной характеристикой личности в литературном языке имеют только форму мужского рода, однако могут обозначать и женщин. К таким словам относятся сакратар, дэпутат, начальнік, лодар, невук и тому подобные. В художественной и публицистической литературе эти существительные могут сочетаться с глаголами прошедшего времени в форме женского рода. Прилагательные при таких существительных сохраняют форму мужского рода: Старшы аграном павярнула на вузкую сцежку.

Среди существительных, обозначающих людей, существует категория заканчивающихся на / слов, которые изменяют род в зависимости от того, кого называют. Обычно эти слова имеют эмоциональную окраску и используются преимущественно в разговорной речи: абжора, адзіночка, гуляка, дурніца, калека, папрашайка и тому подобные. Такие слова обычно характеризуются как слова общего рда (белор. агульны род). К словам общего рода близки уменьшительно-ласкательные варианты личных имён разного рода (Аляксандр и Аляксандра — Саша). Правильнее рассматривать такие случаи как омонимы.

Некоторые существительные белорусского языка имеют вариативный род: зала (ж. р.) — зал (м. р.), жырафа (ж. р.) — жыраф (м. р.), таполя (ж. р.) — топаль (м. р.) и т. д.

Склонение

Имена существительные в белорусском языке могут склоняться по падежам и относиться к одному из трёх склонений (первое, второе и третье), к классу разносклоняемых существительных, либо к группе неизменяемых существительных. Порядок склонений несущественен и может отличаться в различных источниках. Выделяют шесть падежей, среди которых противопоставляются прямой именительный падеж (белор. назоўны склон) и косвенные: родительный (белор. родны), дательный (белор. давальны), винительный (белор. вінавальны), творительный (белор. творны) и местный (белор. месны) падежи. Кроме того, небольшая группа существительных сохранила специфическое окончание звательной формы (сыне, ойча, коню, гаю). Это окончание не служит для слов в словосочетании, поэтому в качестве отдельного падежа звательную форму обычно не рассматривают.

Первое склонение

К первому склонению относятся имена существительные женского и мужского рода, имеющие в именительном падеже окончание / : вада, мяжа, зямля, стараста, старшыня. В некоторых источниках это склонение называют вторым.

В отличие от русского языка, существительные первого склонения женского рода с мягкой основой имеют в родительном, дательном и местном падежах окончание -і: зямлі, аб зямлі. В дательном и местном падеже существительные женского рода единственного числа сохраняют результаты второй палатализации в виде чередований г — з, к — ц, х — с: нага — назе, рука — руцэ, страха — страсе. Для существительных мужского рода подобное чередование может встречаться в местном падеже единственного числа: снег — на снезе. В белорусском литературном языке для существительных женского рода во множественном числе возможна форма родительного падежа с окончанием -аў (-яў), построенная по аналогии с существительными мужского рода: бярозка — бярозкаў, сасна — соснаў, зіма — зімаў, бура — бураў (ср. рус. берёзок, сосен, зим, бурь).

Изменение существительных первого склонения по падежам на примере слов сцяна, зямля, душа:

Падеж сцяна (ед. ч.) сцены (мн. ч.) зямля (ед. ч.) землi (мн. ч.) душа (ед. ч.) душы (мн. ч.)
Именительный сцян-а сцен-ы зямл-я земл-i душ-а душ-ы
Родительный сцян-ы сцен зямл-i зямель душ-ы душ
Дательный сцян-е сцен-ам зямл-i земл-ям душ-ы душ-ам
Винительный сцян-у сцен-ы зямл-ю земл-i душ-у душ-ы
Творительный сцян-ой (-ою) сцян-амi зямл-ёй (-ёю) земл-ямi душ-ой (-ою) душ-амi
Местный сцян-е сцян-ах зямл-i земл-ях душ-ы душ-ах

Второе склонение

Ко второму склонению относятся мужского рода с основой, заканчивающейся на согласный: дуб, нож, конь, край, а также существительные среднего рода на / и / : акно, дрэва, галлё, поле. В некоторых источниках это склонение называют первым.

Имена среднего рода в именительном падеже множественного числа под влиянием имён мужского рода получили окончания , .

Изменение существительных второго склонения по падежам на примере слов стол, конь, акно, поле:

Падеж стол (ед. ч.) сталы (мн. ч.) конь (ед .ч.) канi (мн. ч.) акно (ед .ч.) акны (мн. ч.) поле (ед .ч.) полi (мн. ч.)
Именительный стол стал-ы конь кан-i акн-о акн-ы пол-е пол-i
Родительный стал-а стал-оў кан-я кан-ёў акн-а вокн-аў пол-я пал-ёў
Дательный стал-у стал-ам кан-ю кан-ям акн-у вокн-ам пол-ю пал-ям
Винительный стол стал-ы кан-я кан-ёў акн-о акн-ы пол-е пол-i
Творительный стал-ом стал-амi кан-ём кан-ямi акн-ом вокн-амі пол-ем пал-ямi
Местный стал-е стал-ах кан-i кан-ях акн-е вокн-ах пол-i пал-ях

Третье склонение

Третье склонение включает в себя имена существительные женского рода, основа которых заканчивается на мягкий или отвердевшие согласные: ноч, мыш, косць, печ, радасць. В творительном падеже единственного числа существительных третьего склонения могут быть представлены долгие согласные (ноч — ноччу), также встречаются окончания -ой / -ай, -ою / -аю, -ей / -ёй, -яй / -яю: гразь — гразёй (-ёю), сенажаць — сенажацяй (-яю), кроў — крывёй (-ёю), далонь — далоняй (-яю).

Изменение существительных третьего склонения на примере слов косць, ноч:

Падеж косць (ед. ч.) косці (мн. ч.) ноч (ед .ч.) ночы (мн. ч.)
Именительный косць косц-і ноч ноч-ы
Родительный косц-і касц-ей ноч-ы нач-эй
Дательный косц-і касц-ям ноч-ы нач-ам
Винительный косць косц-і ноч ноч-ы
Творительный косц-ю касц-ямi ночч-у нач-амi
Местный косц-і касц-ях ноч-ы нач-ах

Категория одушевлённости — неодушевлённости

Для существительных в белорусском языке характерна категория одушевлённости. Категория связана с лексическим значением слова, однако выражается и грамматически: во множественном числе форма винительного падежа одушевлённых существительных совпадает с формай родительного падежа, неодушевлённых — с формой именительного падежа. Для форм единственного числа различие между одушевлённостью и неодушевлённостью выражено только у существительных мужского рода.

К одушевлённым существительным относятся названия людей и животных, к неодушевлённым — предметов, устройств, деревьев, растений, явлений, абстрактных понятий.

Различия между одушевлёнными и неодушевлёнными существительными проявляется при подстановке вопросительных местоимений «хто?» («кто?») и «што?» («что?»).

Категория одушевлённости — неодушевлённости стала зарождаться в праславянском языке. Свободный порядок слов требовал различения падежей субъекта и объекта действия. Позднее под воздействием фонетических процессов в праславянском языке формы именительного и винительного падежа некоторых склонений совпали, что затрудняло коммуникацию. Постепенно форма винительного падежа этих склонений приняла окончание родительного падежа и, таким образом, падежи субъекта и объекта снова стали различаться Таким образом, зародилась категория одушевлённости, которая первое время распространялась только на существительные мужского рода в единственном числе. В XI—XII устанавливается одушевлённость существительных, обозначающих лиц мужского рода во множественном числе. Имена существительные, обозначающие женщин и животных, перешли в категорию одушевлённых ещё позднее, процесс завершился в XVII—XVIII веках. На некоторых территориях Беларуси разговорная речь и народные песни до сих пор сохраняют неодушевлённость этих существительных («частуй дзевачак маладзенькіх», «пагнаў коні на начлег»). Некоторые устойчивые выражения белорусского языка сохранили историческую форму: «ісці ў госці», «хадзіць у людзі».

Функции

В предложении имя существительное чаще всего играет роль подлежащего или дополнения. Также может выступать в роли сказуемого, несогласованного определения или обстоятельства.

Некоторые существительные могут в соответствующем контексте принимать новые грамматические значения, утрачивать обобщённое значение предметности и сближаться с другими частями речи: неопределённо-количественными числительными (процьма, мора, горы), наречиями (век, страх, смерць, кулём), безлично-предикатными словами (шкада, бяда, гора), междометиями (каюк, квіта), возможно образование соединений, выполняющих роль предлогов (на чале з, з мэтай, у сувязі з) или подчинительных союзов (з прычыны таго што, па меры таго як, з таго часу як).

Словообразование

Белорусский язык характеризуется развитой системой словообразования. Образование имён существительных может быть осуществлено суффиксальным, префиксальным, префиксально-суффиксальным способами, словосложением, субстантивация и т. д.

С помощью суффиксов (в том числе нулевого суффикса) существительные могут быть образованы: от других существительных (сцян-а — сцен-к), глаголов (вучы-ць — вуч-ань-∅), прилагательных (бедн-ы — бяд-няк-∅), числительных (пяць-∅ — пят-ак-∅).

С помощью приставок имена существительные образуются от других существительных (горад — пры-гарад). Характерно использование как исконно славянских приставок (парадак — бес-парадак), так и заимствованных префиксов (тэзіс — анты-тэзіс, гармонія — дыс-гармонія).

Примеры существительных, образованных с помощью приставочно-суффиксального способа: дарог-а — па-дарож-нік-∅, бел-ы — про-бель-, слуха-ць — не-слух-.

Морфолого-синтаксический способ словообразования имён существительных представлен в основом субстантивацией имён прилагательных: стары (прилагательное) — стары (существительное).

Образование сложных существительных в белорусском языке представлено сложением слов и сложением основ. Сложение слов представляет собой объединение двух грамматически оформленных лексических единиц (фабрыка-кухня, плашч-палатка). При сложении основ обычно требуется служебная соединительная морфема -а- / -о- или -е- / -я-: кон-е-гадоўля, бетон-а-мяша-лк-а.

Также в белорусском языке представлены аббревиатуры, образованные различными способами: Вышэйшая навучальная установа — ВНУ, прафсаюзы камітэт — прафком, ваенны камісарыят — ваенкамат, Дзяржаўны планавы камітэт — Дзяржплан.

Комментарии

  1. Некоторые слова под влиянием родового слова перешли в женский род: івасі (рыба), цэцэ (муха).

Примечания

  1. Сачанка, 1994, p. 371.
  2. 1 2 3 4 5 6 Сачанка, 1994, p. 372.
  3. 1 2 3 4 5 Сачанка, 1994, p. 308.
  4. Сачанка, 1994, pp. 308—309.
  5. Бірыла, 1985, p. 62.
  6. 1 2 Бірыла, 1985, p. 63.
  7. 1 2 Сачанка, 1994, pp. 309.
  8. Янкоўскі, 1983, pp. 126—127.
  9. 1 2 Сачанка, 1994, p. 455.
  10. 1 2 Бірыла, 1985, p. 57.
  11. 1 2 3 4 Сачанка, 1994, p. 456.
  12. Янкоўскі, 1983, p. 125.
  13. Бірыла, 1985, pp. 57—58.
  14. 1 2 3 4 Бірыла, 1985, p. 58.
  15. Бірыла, 1985, pp. 58—59.
  16. Бірыла, 1985, pp. 59—60.
  17. Бірыла, 1985, p. 61.
  18. 1 2 3 4 5 Сачанка, 1994, p. 501.
  19. 1 2 3 4 5 6 7 8 Кондрашов, 1986.
  20. Гаўрош, 1997, p. 174.
  21. 1 2 Бірыла, 1985, p. 55.
  22. Сачанка, 1994, pp. 17—18.
  23. Ремнёва М.Л., Дедова О.В., Кузьминова Е.А., Николенкова Н.В., Савельев В.С., Пентковская Т.В. Старославянский язык. Имя существительное. http://www.philol.msu.ru/. Филологический факультет МГУ. Дата обращения 31 июля 2018.
  24. Сачанка, 1994, p. 17.
  25. Бірыла, 1985, p. 54.
  26. Сачанка, 1994, p. 519.
  27. 1 2 3 4 5 Сачанка, 1994, p. 520.
  28. Бірыла, 1985, pp. 286—287.
  29. Сачанка, 1994, p. 515.
  30. Бірыла, 1985, pp. 293—294.

Литература

  • Сачанка Б.І., Міхневіч А.Я. Беларуская мова. Энцыклапедыя / Міхневіч А.Я.. — Мінск: «Беларуская Энцыклапедыя» імя Петруся Броўкі, 1994. — ISBN 5-85700-126-9.
  • Бірыла М.В., Шуба П.П. Ч.1. Фаналогія. Арфаэпія. Марфалогія. Словаўтварэнне. Націск // Беларуская граматыка (ў 2 ч.). — Мінск: Навука і тэхніка, 1985.
  • Янкоўскі, Ф. М. Гістарычная граматыка беларускай мовы. — Другое выданне. — Мінск: Вышэйшая школа, 1983.
  • Кондрашов Н. А. Белорусский язык // Славянские языки. — М.: Просвещение, 1986. — С. 96—106.
  • Н.В.Гаўрош, М.Ц.Кавалёва, Н.М.Нямковіч і інш. Сучасная беларуская літаратурная мова / М.С. Яўневіч. — Мінск, 1997.

Материал из Википедии, свободной энциклопедии · Старая версия: оригинальная статья